Faina (faina) wrote,
Faina
faina

Categories:

American Goliath

Уже на озоне

Книга претендует на звание одной из самых недооцененных, и если бы такие конкурсы проводились, ей по праву полагалась бы премия.
Написана немолодым и не очень известным автором в 1997 году; номинировалась на Хьюго, но премию не получила; вроде бы не переводилась ни на какие языки; на родине, впрочем, переиздавалась несколько раз, но буз шума. В основе повествования - история, реально происходившая в Соединенных Штатах в конце 60-х годов позапрошлого века.
Так да не так. Джейкобс ввел несколько посторонних героев, разбил повествование на короткие самодостаточные главки, добавил самую малость фэнтези (абсурда там и без того было достаточно), временных бросков, изложил все это языком комедийных скетчей, не поленившись отточить каждое слово, в результате чего из текста поперла такая метафизика, такая палитра смыслов, что остается только разводить руками и вопрошать мироздание, как такое может быть.
Тема исполинов. Больших людей и больших поступков. Если афера, то такая, от которой содрогнется мир. Если грех, то пусть он будет не просто святотавством, а плевком в лицо самому Богу. Если проигрывать, то все до последней нитки. Обманывать - так себя самого. Ваять - так исполинов. История Пигмалиона. Голема. Ветхозаветных героев в полный рост.
Кажется, я забыла упомянуть, что все это вдобавок смешно и местами очень трогательно.

Каменотесы Буркхарт и Залле детально проработали и вылепили шесть глиняных моделей. Все они были недешевы. Все – ни тепло, ни холодно. Этим исполинам больше пристало сторожить детское кладбище, чем раскручивать глаза верующим и бить по голове правоверных атеистов.

Перед тем, как отправиться в свое последнее коммивояжерское турне, Джордж усадил обоих скульпторов на жесткую лавку и зачитал им выдержки из Ветхого Завета. Он ввел их в царство огня, серы и жестокой мести. Он показал им ревнивого гневного Яхве, готового в приступе космической злобы испепелить мятежников, города, саму землю. Пустив в дело интонации преподобного Турка, Джордж выдавил последние капли кипящей крови из каждого гражданина Содома. После чего сладострастным шепотом подвел Буркхарта и Залле к пульсирующей выпуклости и медовой расщелине Песни Песней.

Он лез из кожи вон, принуждая их увидеть то, что его исполину казалось само собой разумеющимся.

- Если бы его лучшему и любимейшему другу свалилась на голову сверкающая говяха архангела, мой великан этого даже не заметил бы, - говорил Джордж. - Если бы его возлюбленная оказалась прокаженной, и ее отвалившиеся соски прилипли бы к его языку, в этом не было бы ничего особенного. Поймите, с чем вы имеете дело. Мой великан видел распятого Иисуса, и скорпионье жало каждого римского шипа отдавалось болью в его собственной умирающей плоти. Он был там, джентльмены. Он был там. Все это у него на лице. Все это в его теле. Вскрытие нашло бы в нем следы рая и ада. Его член погружался в лаву. Его ноги ступали по углям. Его мозг знал апокалипсис. Его глаза иссушены кометами. Я молю вас об исполине, а вы суете мне мэра Дюссельдорфа. Хватит моделей. Берите свои стамески и идите к камню. Пусть чудище, которое в нем живет, добудет для вас вдохновение.

Пока шла лекция, Эдуард Залле успел осушить пинту и задремать, но Герхард Буркхарт проникся. Он вскрикнул. Столь неожиданное осмысление внушило Джорджу слабую надежду.

Бросать этих рубил без присмотра было ужасно рискованно, однако Джордж не видел выхода. Финансов осталось на самом дне, и отец звал его домой наполнять Анжеликину печку. Что у каменотесов получится, то и пойдет в дело, или затею придется бросить раз и навсегда.

На Сларк-стрит Джордж появился неделю спустя. Дверь ему открыл Герхард Буркхарт.

- А, мистер Хол, рад вас видеть.

- Готово?

- Вы принесли деньги? Надо еще уплатить бочару, который соорудил для вашего младенца дивную колыбельку.

- Ваши деньги у меня. Мой исполин у вас?

Джордж ждал, когда глаза привыкнут к густому желтому свету сарая. Сперва взгляд упал на Залле, спавшего в огромном выстланном медью ящике из твердой сосны.

- Надеюсь, вашему великану будет удобно, - сказал Буркхарт. – Мы набьем гроб опилками и обтянем железом.

- Сосуд не есть напиток, - ответил Джордж. – Меньше всего меня волнует ящик.

- Что ж, если наша работа вас не порадует, заберете вместо нее Эдуарда. Ему там хорошо спится. Скажете, что исполина съела плесень.

- Избавьте меня от ваших шуток, - огрызнулся Джордж.

На верстаке он рассмотрел укрытую простыней гору.

- Дайте я разбужу Эдуарда перед тем, как снимать покрывало. Он хотел видеть ваше лицо.

Джордж ждал, пока Залле придет в чувство.

- Больше лампы и свечи, - зевая, проговорил тот. – Ты ему сказал про меня?

- Нет еще, Эдуард.

- Он наш шедевр. Я не продам его ни за какую цену. Мы здесь создали жизнь. Вы получаете полную рекомпенсацию на гранитный блок и сколько стоило его привозить. Но не исполина.

- Заткнись, Эдуард. - Буркхарт зажег лампу. – Он не думает, что говорит, мистер Хол. Он слишком к нему привязался.

- Я думаю, - перебил Залле. – Я бы не показывал вам, если Герхард не упросил. Теперь посмотрели и ушли.

- Десять футов и два с половиной дюйма в высоту, - бубнил Буркхарт, стаскивая саван. – От подбородка до макушки двадцать один дюйм. Шесть дюймов нос. Ноздри – три с четвертью. Восемь дюймов рот. Каждое плечо – три фута. Семь дюймов ладони, восемь – пальцы, пять – запястья. Три фута от бедра до колена. Ляжки шириной в фут. Икры девять с половиной дюймов спереди назад. Длина семнадцать с половиной дюймов. Фаллос, что майское дерево. Вес почти три тысячи фунтов. Всмотритесь в лицо, в выступы челюстей, как натянуты сухожилия и мускулы. На этот раз точно не мэр Дюссельдорфа.

- Shönes. Shönes Kind[1]. – Залле похлопал исполина по серой щеке. – Ну что вы скажете, и кому дело, что вы скажете? Сейчас мы поставим счета, и можете идти.

В горле у Джорджа Халла застыл комок.



[1] Прекрасное. Прекрасное дитя (нем.).



Subscribe

  • к москвичам и столичным гостям

    Две моих коллеги отправляются в Москву - в командировку, но работа начинается в понедельник, прилетают они в субботу вечером и целое воскресенье…

  • Happy New 2013

    Будьте люди счастливы Posted via LiveJournal app for iPhone.

  • Writer's Block: Once upon a time…

    In watermelon sugar the deeds were done and done again as my life is done in watermelon sugar.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments

  • к москвичам и столичным гостям

    Две моих коллеги отправляются в Москву - в командировку, но работа начинается в понедельник, прилетают они в субботу вечером и целое воскресенье…

  • Happy New 2013

    Будьте люди счастливы Posted via LiveJournal app for iPhone.

  • Writer's Block: Once upon a time…

    In watermelon sugar the deeds were done and done again as my life is done in watermelon sugar.