Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

goat

прын-цыпы.

Эпизод из юности, когда я начинала работать.
Начальница отдела, назовем ее ЛД, дама во всех смыслах умная, интересная и даже харизматичная, беседует с человеком из внешнего мира - он ей ни начальник, ни подчиненный, скорее там какие-то потенциальные деловые связи. ЛД рассказывает о работе отдела и в какой-то момент произносит:
- Это кроме нас не делает никто
Мужик в ответ несколько удивленно:
- Ну как же, а вот такие-то и такие-то, докладывались там-то, опубликовано здесь, или вот еще сякие-то тоже мне показывали.
Долго говорит, обстоятельно. ЛД слушает, кивает и, когда видит, что мужик иссяк, произносит с весьма характерной для нее интонацией:
- Я вам еще раз повторяю: кроме нас это не делает никто.
Челюсть у мужика сперва отваливается, затем с лязгом захлопывается. Беседа продолжается, спорного вопроса никто больше не затрагивает.
Мужик потом еще мелькал по разным деловым нуждам, к ЛД относился с неизменным уважением.

Это первый звоночек, потом их было очень много, деликатно сообщавший мне, что есть на свете одно правило, которое хоть и входит в противоречие со всем моим воспитанием, но пользоваться им безусловно надо, иначе не будет тебе ни успеха, ни уважения, ни харизмы. Правило такое:

Никогда не признавай своих ошибок.

Способов множество, у той же ЛД их имелась целая коллекция. Если не удается выкрутиться пристойно, в дело могут идти самые грубые методы, вплоть до простого игнора. И пусть твоя беспомощность видна всем, как вышло с "я вам еще раз повторяю", это все равно лучше признания.

Такая вот жизненная школа. Только ученица попалась совсем тупая.
goat

когда вода была мокрее

в новогодних гостях захвачен короткий эпизод из иронии судьбы. тот, где наденька сообщает ипполиту: я забыла одеть платье.
а еще говорят, что при советской власти телевиденье было поголовно грамотным. учительница словесности опять же
goat

обожаю редакторов

http://www.livejournal.com/community/pishu_pravilno/1693846.html

совершенно дивная рисуется картинка: в гаремной неге и благовониях юная восточная красавица, приподняв чадру, припадает в лесбийском поцелуе к устам старшей подруги и хорошеет прямо на глазах. и так много тысячелетий подряд, сменяя друг дружку. а потом приходит литредакторша и все портит. ни красоты, ни секретов, тоска и всеобщая грамотность освобожденных женщин востока.
goat

родительское

кто жаловался, что дети не читают худла? совершенно неожиданно обнаружился потрясающий метод лечения, итак.
анамнез: гарипотер и школьная программа - почти ничего больше. школьная программа, правда, выглядела внушительно, но и она наполовину прочитывалась по - как это по-рюсски - cliff notes.
лекарство: летняя работа в таких кабинках в аэропорту, где с выезжающих машин берут деньги. работа ночная. клиент редок. делать нефиг. лэптоп с интернетом не канают потому что на лэптоп пока не заработали и интернет в аэропорту дорог. спать нельзя. читать можно.
результат: книжка за ночь.
побочный эффект: книжки на ночь покупаются каждый день новые в приквартальном бордерсе, ибо домашние завалы категорически забракованы. ладно, это можно пережить.
goat

тропа войны

а что еще делать?

На озоне повесили "Дантов клуб". Еше не продается, но уже объявляется. С картинками текста - все как у больших. Читайте и наслаждайтесь - вполне возможно вам хватит первых страниц, а больше не захочется. Потому что не далее, как в третьем абзаце вас ждет такая вот милая фраза:

Оно было убийством бостонского брамина, члена аристократичнейшей, в Гарварде обученной, Унитарией благословленной и заседающей в салонах касты Новой Англии.

Желаю всем приятных раздумий над тем, какие салоны бывают у касты, а члены - у аристократичнейшей Новой Англии. Виноват, разумеется, мудак-переводчик, а все прочие - герои в белых фраках.
goat

ролик для oryx_and_crake

добро пожаловать в отель "у погибшего пианиста"

Школа, перемена - дурдом. Этот ролик звуковой, поэтому мы сполна наслаждаемся сопутствующим грохотом. Сквозь толпу мельтешащих обормотов пробирается учительница, в руках у нее пачка тетрадей и других бумаг. Она в хорошем настроении, улыбается. Навстречу идет директор школы, они останавливаются, и директор что-то говорит учительнице - сквозь шум проскакивают лишь слова мероприятие и замена. Учительница заметно скучнеет. Потом что-то переспрашивает и коротко записывает на бумажке. Звенит звонок.
Школьный класс, примерно девятый, народ половозрел и широк в плечах. Наша учительница среди них теряется - ростом, но не авторитетом, ибо при ее появлении все послушно смолкают. Учительница объявляет:
- Сегодня, ребята, у нас встреча с писателем. Однако Маргарита Атвудская придти не смогла, и вместо нее выступит, - учительница смотрит на бумажку, - Митрофан Коровин. - Сдалав такое объявление, она уходит к свободной последней парте. В тот же миг дверь открывается, директор вводит почетного гостя, представляет его ученикам и уходит. Гость толст, вальяжен, кудряв и усат. Он начинает говорить.
Учительница не слушает, ей явно хотелось другого. Из кипы бумаг она достает тоненькую книжицу и углубляется в чтение, из-за ее плеча мы видим, что это стихи. Сквозь внутренний голос до нее доносятся разве что отдельные слова: Россия-Америка, будущее-оправдание, история-орфография. На последнем слове учительница поднимает голову. Книжка захлопывается, на обложке - вне всякого сомнения - портрет того самого гостя, где он столь же кудряв и усат, но гораздо менее толст и вальяжен. Книжка со стуком падает на пол.